О благочинии

В административных границах Муниципального образования «Граховский район» по распоряжению Преосвященнейшего Антония, епископа Сарапульского и Можгинского учреждено Граховское благочиние Сарапульской епархии Удмуртской митрополии Русской Православной Церкви Московского Патриархата.

Дата учреждения: 16 января 2018 года.

16 января 2018 года, благочинным православных храмов Граховского округа назначен: клирик Сарапульской епархии Удмуртской митрополии иерей Валерий Владимирович Лысов.

Для справки: Благочинные – помощники епископа в надзоре за церквами и духовенством вверенной ему епархии. Должность эта представляется в следующих видах:
I. Благочинные приходских церквей. Благочинные приходских церквей, органы надзора епархиальных архиереев за церквами и духовенством в округах епархии, заменили собою существовавших ранее приходских старост. Последние были, прежде всего, выборные депутаты духовенства для защиты обвиняемых представителей оного от произвола следователей и судей, а затем и надзиратели за церковным благочинием под контролем духовных управителей округов. Обязанность благочинных быть только надзирателями за церквами и духовенством округа и исполнителями непосредственных распоряжений епархиального начальства. Мысль эта, отличающая новую должность от прежней, подчеркнута в первом распоряжении об учреждении должности благочинных в 1721 году, именно в пункте 8 духовного регламента, о епископах. Цель их учреждения по этому пункту, на который ссылались последующие составители частных инструкций благочинным, надсматривать церковные непорядки, как бы духовным фискалам, и доносить епископу. В этом смысле определялись благочинные в последующее время и высшею духовною властию, например в благочиннической инструкции 1775 года (благочинный есть избранная по изволению и усмотрению архиерейскому особа), в синодальном указе 5 августа 1820 года (благочинный – око архиереев во всех делах, касающихся церковного надзора) и в уставах духовных консисторий 1841 и 1883 года.
Об исполнении 8 пункта регламента последовало синодальное распоряжение 15 марта 1727 года, но новой должности надзирателей благочиния не было учреждено, по-видимому, ни в одной епархии. Существовавшие в С.- Петербургской епархии заказчики духовных дел по своим полномочиям, изложенным в составленной архимандритом Трифиллием в 1721 году инструкции, имеют более сходства с духовными управителями округов XVII века, чем с последующими благочинными. По означенной инструкции заказчики являются не только надзирателями благочиния, но и следователями и судьями. Второе синодальное распоряжение об учреждении должности благочинных, собственно для Петербургской епархии, состоялось 13 ноября 1735 года, причем духовному правлению предписано было составить и инструкцию благочинным, но последней составлено не было.
В 1737 году 14 ноября состоялось общее для всех епархий постановление Св. Синода, коим предписывалось всем епархиальным преосвященным определить, на точном основании п. 8 духовного регламента, к каждым десяти церквам благочинных, «как бы духовных фискалов», и об обязанностях их писать в преподаваемых им при назначении в должность инструкциях. На основании этого синодального распоряжения, во многих епархиях стали учреждаться новые благочиннические должности и составляться для них инструкции. Из таких инструкций известны: харьковская 1750 года, московская 1751 года (архиепископа Платона Малиновского), воронежская 1745 года, тверских три: 1744, 1760 и 1764 года, последняя тверского епископа Гавриила Петрова, впоследствии митрополита новгородского и С.-Петербургского.
Первая, общая для всех епархий, инструкция благочинному приходских церквей составлена была архиепископом Московским Платоном II (Левшиным). Инструкция эта скорее имеет сходство с инструкциею приходским старостам патриарха Адриана («Церк. Вед.» 1900 г. № 35, стр. 1395), чем с вышеперечисленными инструкциями. Напечатана она была по определению Св. Синода, от 24 – 28 августа 1775 года, и затем подтверждена к исполнению указами 24 марта 1799 года и 22 марта 1800 года. Вопрос о пересмотре означенной инструкции возбуждался в 1838 году, когда Святейший Синод, имея в виду «составить определительные для благочинных правила», циркулярным указом 2 июня предписал епархиальным архиереям доставить сведения о том, «какие предметы, сверх предписанных уже общих обязанностей для благочинных, должны обращать на себя преимущественное их внимание по местным обстоятельствам епархий». Митрополит московский Филарет поручил составить проект новой инструкции двум местным протоиереям, собственноручно исправил его и представил Св. Синоду. Проект этот отличается точностью в перечне главных предметов благочиннического надзора (благоустройство церквей, богослужение, благоповедение и благосостояние причта, церковное хозяйство, церковное письмоводство, надзор, отчетность и правила благочиния) и замечательною ясностью в изложении мыслей. Но в то время распоряжения об изменении инструкции 1775 года не последовало. Исправлена и дополнена была инструкция благочинным приходских церквей, по поручению Святейшего Синода в 1857 г., епископом Симбирским Феодотием и в том же году, на основании синодального определения 7 марта, была напечатана и разослана при циркулярных указах епархиальным преосвященным для должного исполнения. Правила этой инструкции исполняются и в настоящее время, за исключением § 51, отмененного по определению Святейшего Синода 17 июля 1896 года.
Круг обязанностей благочинного довольно обширен. Он наблюдает за благоустройством церквей, содержанием в должной чистоте и порядке св. икон и церковных принадлежностей, за приобретением для церквей потребных богослужебных книг, а также книг, полезных для руководства священников и наставления прихожан, за содержанием в чистоте и порядке оград церковных и кладбищ, за построением новых церквей взамен ветхих или сгоревших (§§ 1 – 6 инстр.); следит за исправностью духовенства при исполнении своих обязанностей (10 – 14, 24), в частности – при совершении богослужения, крестных ходах, посещении прихожан с животворящим крестом в праздники Рождества Христова и в Светлую седмицу (20 – 22), при крещении (15), погребении умерших (16), исповеди (17), браках (18 и 19), а также за поведением священно и церковнослужителей, о чем и делает отметки в представляемых епархиальному начальству клировых ведомостях (44); наблюдает за миролюбивым отношением между духовенством и прихожанами (25 – 29), ношением духовенством приличной их званию одежды (38), христианским воспитанием детей (37), имеет надзор за вдовыми священно и церковнослужителями, бесместными и заштатными (30, 32), увольняет в отпуск духовенство на короткий срок и в пределах епархии (31), следит за проповедническою деятельностью священников (23), исполняя иногда обязанности цензора проповедей, за совершением треб в чужом приходе в дозволенных случаях (41 и 42), свидетельствует метрические, обыскные и приходо-расходные книги, опись церковному имуществу, братскую тетрадь и состояние церковного архива (40), следит за обучением детей в церковно-приходских школах (48), дважды в год обозревает церкви и отчеты об обозрении представляет епархиальному начальству (45 – 47), наблюдает за церковными старостами и правильным ведением церковного хозяйства (43); в случае смерти кого-либо из членов причта, перемещения или отдачи под суд, делает надлежащие распоряжения, присутствует при составлении описи имущества умершего (33 – 35), вводит в должность вновь назначенного (36), получает указы для объявления духовенству, отсылает в консисторию от церквей деньги и документы, составляет из некоторых приходских документов общие ведомости и доносит епархиальному архиерею о состоянии церквей и духовенства своего округа. Сверх сего, благочинным поручается иногда производство следствий и надзор за прибывающими в города и села монашествующими лицами для сбора пожертвований на монастыри и сборщиками на построение церквей.
По платоновской инструкции 1775 г., благочинным предоставлялось право разбора дел по взаимным жалобам между духовенством и прихожанами. Они могли разбирать маловажные дела, примирять (ссорящихся) и «в чем можно удовольствовать» (обиженных). За проступки благочинный мог налагать следующие взыскания в административном порядке: выговор, поклоны, штраф, удержание дохода и даже временное запрещение священнослужителей, в случае виновности их «в великих соблазнах и преступлениях», с немедленным донесением о сем епархиальному архиерею (§§ 51, 52 и 57). Феодотиевская инструкция 1857 года ограничивает область административных взысканий, предоставленных благочинному, внушением и поклонами в церкви.
Основываясь на указанных §§ платоновской инструкции, епархиальные начальства предоставляли благочинным право разбирать некоторые дела. Так, по распоряжению преосвященного московского 13 августа 1803 года, объявлено по епархии, что «благочинные могут принимать всякие представления, особливо в жалобах одних на других, и по оным рассматривая и словесно исследовав, стараться их примирить и тем дело кончить». В Воронежской епархии в 1808 году благочинные разбирали взаимные неудовольствия между пленами причтов из-за раздела братских доходов. Духовенству Киевской епархии и благочинным подтверждено было в 1864 году, чтобы первое с своими жалобами по взаимным распрям, обидам и оскорблениям обращалось к благочинным, а последние, по силе данной им инструкции, разбирали и решали оные на законном основании с своими помощниками и депутатами. Недовольные могли жаловаться на решение епархиальному начальству под опасением однако, в случае несправедливости жалобы, усиленной меры наказания за напрасное утруждение начальства. Оренбургское епархиальное начальство, напоминая в 1874 году духовенству § 57 платоновской инструкции благочинным, перечисляет те тяжебные дела, которые должны быть разбираемы благочинным и улаживаемы им одним без участия епархиального начальства, а именно: жалобы за небрежность по должности, самовольные непродолжительные отлучки из прихода, неприличие в обращении, грубость, ослушание по должности, за притеснение не относящимися к служебным обязанностям требованиями; споры между членами причтов по разделу братских доходов или штатного жалованья и по неправильному занятию церковной земли или церковного дома, или пользованию недвижимою собственностью; жалобы на соседние причты за вмешательство в требоисправления чужого прихода; жалобы прихожан на неисправность членов причта в совершении богослужения и треб, если эти недостатки начали обнаруживаться в недавнее время и могут быть исправлены без формального следствия и суда; вообще жалобы на проступки духовных лиц против должности, благочиния и благоповедения, не требующие формального исследования и за которые, но закону, определяются замечания, внушения и выговоры без внесения в послужной список; просьбы о вознаграждении за ущербы и убытки; жалобы о неуплате бесспорных долгов и нарушении бесспорных обязательств на сумму до 100 рублей и иски о личных обидах и оскорблениях, не соединенных с проступками, противными достоинству духовного сана и которые, по закону, могут быть прекращаемы взаимным примирением. И только, в случае недействительности всех усилий благочинного к примирению тяжущихся и в случае обжалования его действий, дозволяется переносить дело в консисторию.
В доказательство плодотворного значения примирительной деятельности благочинных указывают в печати на случай из сороковых годов. Из округа одного благочинного совсем не доходило до преосвященного ни одного тяжебного дела. «Отчего у тебя нет никогда дел»? – спрашивал его преосвященный. «Как не быть, есть, владыко святый», отвечал благочинный. «Отчего же ты не доводишь до меня?» – «Зачем же? – Они решаются миром и моею маленькою властию». – «Спасибо тебе», сказал преосвященный и поцеловал о. благочинного.
Вознаграждение за свой нелегкий труд благочинные получают от духовенства своего округа от 5 до 10 рублей с причта или общею суммою от 100 до 300 и даже до 500 рублей: в некоторых же епархиях, не получая определенного вознаграждения, довольствуются добровольными приношениями, что не редко подает повод к злоупотреблениям.
До 60-х годов настоящего столетия должность благочинных, за немногими исключениями, замещалась лицами по непосредственному усмотрению епархиального начальства, после 60-х годов и в эти годы во многих епархиях дозволено было духовенству самому избирать себе благочинных. Но дозволение это, как не соответствующее основной мысли учреждения благочиннической должности и несогласное с законом, отменено было синодальным указом 5 апреля 1881 года, причем предписано было назначать благочинных по личному внимательному архипастырскому выбору. По мысли, изложенной в записке митрополита Московского Филарета, благочинный есть доверенное лицо епархиального архиерея, и странно было бы начальнику иметь доверенным лицом не того, кому он доверяет, а того, кому доверяют другие. Ссылка на приходских старост в защиту выборов благочинных не может иметь значения, так как старосты были депутатами от духовенства для защиты оного от произвола следователей и судей. В настоящее время приходских старост заменяют выборные депутаты от духовенства, состоящие членами благочиннических советов, в составе коих сказалась древняя мысль Стоглава об устройстве судебных учреждений в округах епархии из представителя епархиальной власти, по назначению оной, и двух или более депутатов, избранных духовенством округа.
Материалами для исследования о благочинных могут быть дела архивов синодального и духовных консисторий, описания епархий, напр., С.-Петербургской, Московской (Н. Розанова), Харьковской и многочисленные заметки в богословских, журналах и епархиальных ведомостях.
II. Благочинные старшие – так именовались лица духовного сана, уполномоченные от епархиального начальства для надзора за исполнением благочинными приходских церквей своих служебных обязанностей.
Необходимость такого надзора сознавалась еще в 1551 году, когда на приходских старост возложена была обязанность наблюдать за церквами и причтами вверенных им округов. Одновременно с тем, Стоглавом было предписано градским протоиереям, архимандритам и игуменам иметь наблюдение за исполнением поповскими старостами своих обязанностей, а равно за поведением священнослужителей, вверенных надзору старост. Строй, предписанный Стоглавом, первоначально применен был в Москве, где за благочинием при богослужении и поведением духовенства должны были следить поповские старосты под наблюдением протоиереев. В 1594 году и 1604 подтверждено было протоиереям о строгом надзоре за приходскими старостами. Порядок этот сохранялся во все то время, когда светские архиерейские чиновники-десятильники вершили суд на десятильничьих дворах и производили следствия; с заменою же десятильников с 1675 года духовными управителями округов, надзор за церквами и духовенством сосредоточился у них и приходских старост. По всем наказам того времени, включая сюда и инструкцию патриарха Адриана, означенный надзор поручался управителям или заказчикам и приходским старостам, тем и другим вместе, и первые, помимо общего надзора за духовенством, в частности наблюдали и за точным исполнением старостами своих обязанностей. Контроль этот облегчался тем, что старосты присутствовали в духовных правлениях и, таким образом, находились под постоянным и непосредственным надзором заказчиков.
Около половины XVIII века, когда стала вводиться новая, по мысли регламента, должность благочинного приходских церквей – ближайших доверенных лиц епархиального архиерея и постепенно стала вытеснять установленную Стоглавом и подтвержденную патриаршими наказами должность приходского старосты, духовные правления потеряли свои права по надзору за духовенством, а вместе с тем и за приходскими старостами и остались собственно судебными учреждениями, хотя их постановления обыкновенно перерешались духовными консисториями. Благочинные стали самостоятельными надзирателями за церквами и духовенством, подчиненными непосредственно епархиальному начальству, в делопроизводстве духовных правлений они никакого участия не принимали. Отдаленность благочинных от епархиального архиерея и отсутствие ближайшего надзора подавали повод к злоупотреблениям со стороны благочинных и вызывали жалобы на неправильные их действия. На этот непорядок обращали внимание епархиальные архиереи и старались его устранить. В Костромской епархии преосвященный Симон в 1774 году сделал распоряжение о подчинении благочинных городским протоиереям или настоятелям монастырей, поименованным в указе консистории «Надзирателями за надзирателями благочиния».